Что произойдёт с человечеством, когда наука победит старение?

В рамках прошедшего кинофестиваля «360°» в Москву на круглый стол приехал геронтолог Обри ди Грей — человек, который всерьёз обещает победить старение и активно работает над этим.

Идея победы над старением и даже бессмертия обречена рано или поздно выйти на первый план в активно стареющих развитых странах, где возраст смерти и качество жизни постоянно берут всё более высокие и высокие планки. Но готово ли человечество действительно стать бессмертным?

Привилегированный доступ к подобным технологиям выведет проблему экономического неравенства на качественно новый уровень — представьте себе стареющего диктатора, который переживёт ваших детей.

Привилегированный доступ к бессмертию

Разработка «лекарства от старения», а точнее методов борьбы с ним сразу по семи направлениям, стоит немалых денег. Патронируемый ди Греем фонд SENS ведёт её в основном на пожертвования от неравнодушных, но, держа в уме логику капитализма, можно предположить, что прорыв и первые эффективные технологии в этой области наверняка будут принадлежать мощным фармкомпаниям с внятными бизнес-планами. Войдёт ли терапия по борьбе со старением в базовые программы социальной медицины? Профессор экономики Гарвардского университета Дэвид Катлер уверен в отрицательном ответе. Привилегированный доступ к подобным технологиям выведет проблему экономического неравенства на качественно новый уровень — представьте себе стареющего диктатора, который переживёт ваших детей.

4551

Конец пенсии и крах экономики

Уже сейчас экономисты стоят перед серьёзной проблемой: продолжительность жизни в развитых странах растёт и растёт, приближаясь к заветной отметке в 100 лет, а параллельно с ней драматически растёт и нагрузка на социальную часть государственного бюджета — больше потребности в медицинском уходе, больше пенсий. Теперь представим себе более-менее реалистичный сценарий геронтологов-оптимистов — общество, в котором большинство людей сможет доживать по крайней мере до 150 лет. Об изменениях социальной пенсионной системы тут даже говорить не приходится — она просто исчезнет как понятие.
Радикальные метаморфозы ожидают и институт семьи. Если верить Томасу Пикетти, сейчас возраст наследования сместился ближе к 40–50 годам. До этого возраста средний европеец мыкается по съёмным квартирам, а японец и вовсе, ни на что не надеясь, живёт с пожилыми родителями и получает обидные социальные стигмы. С учётом удвоения продолжительности жизни про собственную квартиру раньше чем к 100 годам придётся забыть, если только родители не в состоянии подарить её.

Количество претендентов на дорогой подарок тоже, скорее всего, вырастет — ярко выраженная тенденция сокращения количества детей идёт рука об руку с увеличением числа повторных браков, а значит, увеличением количества наследников. Если сейчас средний американец вступает во второй брак примерно в 35 лет при продолжительности жизни в 76 лет, то, удвоив последнюю цифру, что помешает ему удвоить и первую?

1324252386_pic

Геронтократия

Наследство — это лишь часть истории. Куда интереснее понять, как будущие «молодые» будут обеспечивать себя при помощи трудовых доходов. Ведь пенсионный возраст совершенно точно придётся отменить, и всё ещё интеллектуально трудоспособные 100-летние вряд ли уступят свои рабочие места 50-летним, чего уж говорить о тех, кому 30 — их беззаботная молодость рискует серьёзно затянуться.

К чему приведёт сосредоточение имущественного капитала и трудового дохода в руках тех, кто собирается жить максимально долго, и вытеснение за рамки социальной и финансовой дееспособности «новых юных»? Наиболее очевидный ответ — к геронтократии. Будет ли это просто сильнее растянутая копия современной социальной системы или что-то из сюжета мрачной антиутопии Брюса Стерлинга — вопрос открытый. И мы попытались задать этот вопрос знающим людям.
Сергей Москалёв
ФУТУРОЛОГ, ДИРЕКТОР ПРОЕКТА FUTURA
Пару лет назад в Америке произошло пересечение социальной ватерлинии — более 50% молодых людей теперь предпочитают жить с родителями и не впутываться в кредитные игры, затягивающие человека лет на 30. В социальном плане возможен дауншифтинг, в США более десяти миллионов человек живут в вагончиках, социалки хватает на то, чтобы жить, и, сравнивая это с ситуацией в Северной Африке, можно сказать, что эти люди в вагончиках живут в раю — у них есть вода и еда. Во многом прообраз социального ландшафта с увеличением сроков жизни можно наблюдать в Японии. Развитие андроидной робототехники связано с огромным японским рынком по уходу за больными и престарелыми.

Люди должны перестроить сознание и поменять стандарты. Будут создаваться такие экономические условия, что пенсионеру жить одному в двухуровневой квартире в 100 квадратных метров будет невыгодно. Будет развиваться геронтософия — искусство жить при большом возрасте. Технологически — в виде приспособлений, помогающих при ходьбе и перемещениях. Медикаментозно, включая модифицирование генов. Социально — путём создания сообществ, помогающих не уронить качество жизни, интеллектуальное и творческое. Создание такого рода коммун можно наблюдать в Голландии, где этот процесс начался в XVI веке. При появлении искусственного интеллекта, который будет отличаться от человеческого, будет быстрее и эффективнее, перед человеком возникнет вопрос, зачем он живёт на этой Земле. Поиски ответа на этот вопрос могут кардинально поменять реальность вокруг нас.
Обри ди Грей
ГЕРОНТОЛОГ, ДИРЕКТОР ПО НАУКЕ ФОНДА SENS
Самое важное, о чём нужно помнить, когда мы говорим о не очень близком будущем, — изменится многое, а не что-то одно. Например, когда мы говорим о мире, преодолевшем старение, стоит задуматься: вряд ли мир, в котором удастся изобрести контролирующую старение медицину, ничем кроме этого не будет отличаться от мира сегодняшнего. Есть два важных аспекта.

Прежде всего, мы должны взять в расчёт возможный прогресс во всех остальных технологиях и представить, как этот прогресс будет соотноситься с доступностью действительно эффективной омолодительной медицины. Один из примеров — проблема перенаселения, которая может быть решена с помощью солнечной энергии, ядерного синтеза и прочих технологий, сокращающих выбросы парниковых газов. Или высококачественное искусственное мясо, при помощи которого можно будет оставить свободной столь необходимую сельскому хозяйству землю. Другой пример — проблема выплаты пенсий может исчезнуть в контексте повсеместной автоматизации, которая уничтожит большинство рабочих мест и приведёт к полному редизайну распределения благ.

Во-вторых, мы должны иметь в виду реакцию общества на эти глобальные изменения не только после, но и до, в период ожидания. Думаю, весьма вероятно, что к 2025-му или даже к 2020-му научное сообщество, изучающее старение, возвестит о близком прорыве в этой области. Когда это случится, общество немедленно отреагирует, начнёт работу над возможными последствиями ещё до того, как они произойдут. Времени хватит, потому что шансов на преодоление старения раньше чем к 2035 году я не вижу.

Георгий Ванунц   Источник: портал FurFur

0 comments on “Что произойдёт с человечеством, когда наука победит старение?Add yours →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *